Дочери николая ii романоваи александры федоровны

«Нюни разводить? Ни в коем случае!»

Последний наш разговор с Ольгой Николаевной состоялся 8 апреля.

— Здравствуйте, Ольга Николаевна. Сегодня день памяти Тихона Николаевича. Я Вам звоню выразить почтение. Вы всегда в этот день бываете в храме. Но сейчас карантин.

— Благодарю вас, Леночка, за ваш звонок. Я это очень ценю. Да, утром было грустное настроение, потому что годовщина Тихона Николаевича, и я поплакала немножко. Ну и все, и готово! Из моих близких друзей люди заказали панихиду в церкви, и она была отслужена. Слава Богу! Но выходить из-за этого я не буду, и не буду нарушать правила.

— Необычная обстановка. Вы всегда этот день проводили в храме. И вообще в любой день памяти членов царской династии. Подобные ситуации встречались в вашей жизни? Вы в разных странах жили и в эпидемии попадали.

— Да, всякое бывало, но как сейчас, никогда. Ну, а что делать.

— Как эти дни проводите? 

— В работе. В домашней и деловой работе. Звонки. Переговоры. Я, откровенно говоря, довольна, что дома сижу. Потому что нужно сосредоточиться, чтобы дела упорядочить.

— Новую выставку акварелей Великой княгини Ольги Александровны готовите?

— Пока нет. Недавно была выставка, почти два месяца. С декабря по январь я провела в Белгороде. У меня были другие планы. Я хотела домой поехать, в Канаду, посмотреть, что там происходит. Там я не была уже пять или больше лет. 

Хорошо, Таня помогает в ведении дел. Там она представляет наш фонд. Нужно и отчеты писать, и так дальше. Все это нужно делать, безусловно, мне. Если назвался груздем — полезай в кузов. По-другому сделать нельзя. Сидя в кресле воевать не получается. Надо все самой. 

Есть люди, которые докучают. Но ничего не поделаешь. Как говорится, я не зеленая бумажка, чтобы всем нравиться.

— Читаете что-нибудь? Удается между дел?

— Нет. Не успеваю. Книги урывками. Возьму, открою одну страницу. Пока прочитаю, у меня за это время что-то сгорело или убежало. Отвлекаться уже нельзя. Я уже стала замечать, что когда что-то делаешь, не нужно отвлекаться, нужно только этим заниматься. Одну секундочку, я помешаю картошку.

— Может быть, я позже позвоню?

— Нет, нет, я поговорю. Еще только жарится. Сегодня, кстати, не обедала, только завтракала. Много звонков. 

Я сейчас работаю как раз над своей книгой. Подсчитали, прослезились, как говорится. Уже надо, чтобы пошло в печать, но хромает немножко. Книга, которую я мусолила уже почти 30 лет, обо всей моей деятельности в России.

— У Вас уже много книг вышло. И о Тихоне Николаевиче, и о его матери — Великой княгине, и о духовнике императрицы Марии Федоровны, и сборники акварелей Ольги Александровны, и даже иллюстрированная ею сказка о белых мишках. 

— Да. Уже больше десяти.

(Звонок из Торонто по скайпу. Дочь Татьяна. Договорились позже созвониться.) 

— Это Таня. У них тоже там карантин. И она ко мне не может приехать сейчас. Ну что делать. Нужно или послушно исполнять, что тебя просят правящие круги, или быть непослушным человеком и делать, что ты хочешь. Как многие хотят. Но это неправильно. Потому что раз говорят — нужно соблюдать карантин. Но если хочешь умирать или хочешь болеть — пожалуйста, делай, что хочешь, выходи на улицу, ложись… Но я считаю, что это глупость и безответственность. Если это общий карантин для всех и во всех городах, то как можно не исполнять его. Я считаю это преступлением.

— Вы за две недели так и не выходили никуда?

— Да. Две с половиной недели. В первый день только. У меня было одно совещание, на котором я не могла не присутствовать, я на автомобиле поехала. Поднялась по лестнице, и все, и потом спустилась по лестнице и приехала домой. Все. Ой, палец обожгла. Но еще не совсем готова картошка.

— Смотрю, вы в бодром настроении. Спокойно относитесь к затвору.

— А что делать? Сидеть, нюни разводить? Я считаю, что это не полезно, а во-вторых, это мешает цвету лица. А я цвет лица все-таки не хочу терять. Я шучу. Ну, а что делать.

— Патриарх призывает к личной молитве.

— Слушайте, если хочешь молиться, можешь молиться где угодно! У меня еще сейчас один случай — у меня один знакомый в Торонто скончался. Я не могла выйти на панихиду. Я разговаривала с его семьей, ему как раз 40 дней исполнилось. И я попросила, чтобы и здесь отслужили панихиду. Я обещала, что я и сделала. Опять-таки, без моего участия, но я мысленно там. И мысленно молюсь. Понимаете, Богу-то все известно. 

— Благодарю Вас, Ольга Николаевна! Здоровья Вам и еще раз — с днем Тихона Николаевича!

— Спасибо. Звоните еще. Я вас не могу обнять! Мысленно только, по телефону. Ну, пока. Спасибо за память.

***

Привожу фрагменты из других записанных, но не опубликованных бесед с Ольгой Николаевной. Интересны ее рассуждения о труде переводчика, о традиции вести дневник, о том, как сохранять выдержку при любых обстоятельствах.

Домашний арест царской семьи

В 1917 году началась революция. Как раз в этот период все дочери Николая II и Александры Федоровны заболевают корью. Под воздействием болезни и сильнодействующих лекарств у всех начинают выпадать волосы. В связи с этим решено было обрить головы всех налысо. Вместе с ними изъявляет желание обриться и Алексей, младший сын, на что Александра Федоровна очень остро отреагировала. В истории об Анастасии Романовой даже сохранился снимок, на котором изображены императорские дети с лысой головой.

В это время Николай II находился в Могилеве. От детей старались как можно дольше скрывать истинную причину выстрелов за пределами дворца, объясняя это проводимыми учениями. 2 марта 1917 года император отрекся от титула царя. Уже 8 марта Временное правительство решило заключить семью Романовых под домашний арест.

Жить в пределах дворца оказалось довольно сносно. Однако пришлось урезать свой рацион, чтобы не вызвать недовольства рабочих, так как ежедневно меню царской семьи подвергалось народной огласке. А также сократить время прибывания во дворе дворца. Прохожие часто заглядывали сквозь прутья ограждения, и можно было услышать бранные слова в адрес всех членов семьи.

Несмотря на разворачивающиеся события в Империи, жизнь шла своим чередом. Дети не прекращали получать образование даже в замкнутом пространстве. В то время еще не угасала надежда уехать всем вместе заграницу в Англию, в более безопасное место. Но Георг V, король Великобритании, к удивлению министерства, не поддержал в этом вопросе своего двоюродного брата.

В августе 1917 года Временным правительством было принято решение о переводе семьи Николая Александровича в Тобольск. 12 августа с запасного пути в строжайшем секрете отбыл поезд под флагом японской миссии Красного креста.

О деле переводчика

Из записи интервью о встречах Ольги Николаевны со святителем Иоанном (Максимовичем), архиепископом Шанхайским и Сан-Францисским в Венесуэле в 1951 году.

— Откуда такие знания языков? Жизнь заставила. Семь языков. В Институте благородных девиц в Югославии — это был филиал Смольного, эвакуированный из Новочеркасска в город Белая Церковь — мы изучали немецкий, французский, английский. Многие предметы преподавались на сербском, и я очень довольна, что его освоила — ведь мы же жили среди сербов. 

Когда мы попали в Венесуэлу после войны, я сразу же поступила в организацию, которая принимала беженцев. Потому что никто из наших не говорил по-испански в то время. Я говорила по-английски и по-итальянски, а он похож на испанский. Так что мне было легко понять. 

Через полгода я уже говорила по-испански. И я служила переводчиком людям, которые приезжали, должны были проходить разные инстанции, докторские осмотры, делать паспорта и другие документы. Понимаете, сейчас я иногда говорю медленнее, подбираю слова, ведь когда я работала переводчиком, надо быть абсолютно точной, чтобы донести мысль, передать точно людям, что нужно. 

Несчастный брак

Брак Ольги и Карла, который в 1864 стал королем Вюртембергским, оказался несчастливым. Княжна так и не смогла родить ему ребенка, так что решила удочерить свою племянницу Веру. К тому же выяснилось, что король Карл состоял в отношениях с мужчинами. Своего любовника Чарльза Вудкока, американского церковнослужителя, он одарил титулом барона и целым состоянием. Отношений с ним он не скрывал. Правда, когда слухи дошли до Бисмарка, Карлу пришлось сдаться и уволить Вудкока со всех постов — к тому моменту Вюртемберг уже стал частью Пруссии.


Ольга Николаевна с мужем Карлом и приемной дочерью Верой. (wikimedia.org)

Несмотря на несчастный брак, Ольга была очень расстроена, когда в 1891 Карл заболел и скоропостижно скончался. Она пережила мужа всего на год и была похоронена вместе с супругом в крипте церкви старого замка в Штутгарте.

О дневниках

Ольга Николаевна собиралась открывать выставку акварелей Великой княгини в Белгороде в декабре 2019 года. 

— Идея провести в Белгороде выставку мне пришла осенью. Я ездила в сентябре в Курск, куда привозили из зарубежья икону Курскую-Коренную, и заказывала перед ней молебен в благодарность за сохранение ноги. Болезнь крови отражается особенно на венах ног. 

На обратном пути заехала в Белгород поклониться святителю Иоасафу Белгородскому. Это один из десяти святых, прославленных государем (Николаем Вторым). Намерена все новогодние дни побыть в Белгороде. Хоть и болят ноги, но лучше жить активно — лежать или что-то делать, все равно болят. Так лучше какую-то пользу приносить. 

У меня и так в дневнике последние два года подряд записано, что встречала Новый год в одиночестве перед телевизором. Дневники помогают осмыслить день и держать свою голову в порядке, свои мысли. И очень помогают, когда составляешь книги.

Дневники Ольги Николаевны Куликовской-Романовой помогли увидеть объемно атмосферу Дивеева и Сарова с разницей в 100 лет. В книге «Царского рода» Ольга Николаевна приводит записи дневников своей свекрови — сестры императора, посетившей вместе с Царской семьей торжества прославления преподобного Серафима Саровского, и свои собственные записи на 100-летнем юбилее этого события. Об этом будет отдельная публикация.

Завидная невеста

Выросла Ольга Николаевна настоящей красавицей

Вспоминали, что высокая, стройная княжна с ясным взглядом и длинными ресницами привлекала внимание любого. «Невозможно представить себе более милого лица, на котором выражались бы в такой степени кротость, доброта и снисходительность

При грациозной походке, при идеальной чистоте взора в ней было что-то, право, неземное». Несмотря на кажущуюся мягкость, Ольга была рассудительной и самолюбивой.


Ольга Николаевна. (wikipedia.org)

В 18 лет Ольга влюбилась в князя Александра Барятинского, который и сам питал нежные чувства к княжне. Скрыть роман не удалось — пошли слухи, будто Александр хочет жениться на молодой красавице. Но браку по любви не суждено было сбыться — родители запретили. А чтобы помочь дочери забыть первое увлечение, решили ее поскорее отдать в жены заморскому принцу. К тому же старшую Марию уже выдали замуж за герцога Лейхтенбергского, который явно был ниже ее по рангу. Так что умнице-красавице Ольге, одной из самых завидных невест Европы, хотели найти более подходящую кандидатуру.

Неудачное сватовство

Первым Ольгой заинтересовался Максимилиан Баварский, но княжне он не понравился. Затем ее решили сосватать австрийскому эрцгерцогу Стефану. Молодой перспективный сын венгерского палатина Иосифа очень полюбился Александру II, к тому же такой брак мог восстановить родственный союз с домом Габсбургов. Но получить австрийскую корону Ольге не удалось — Вену не устроило православное происхождение невесты. Двоюродному брату Стефана Альбрехту княжна отказала тоже — к нему она не испытывала особой приязни.

Ольга расстроилась и решила, что с замужеством можно и повременить. Отец не стал спорить и заверил дочь, что она вольна сама решать, за кого выходить

Тем временем за дело взялась великая княгиня Елена Павловна, которая предложила Ольге обратить внимание на ее брата Фридриха Вюртембергского. Разница в возрасте великую княгиню не смущала, а вот Ольгу явно расстроила

Принцу вежливо отказали, после чего тетя, казалось, обиделась на племянницу. К тому же Александра Федоровна вознамерилась было выдать Ольгу за герцога Адольфа Нассауского, которого Елена Павловна уже присмотрела для своей дочери Елизаветы. Адольф взял в жены Елизавету, а Ольге начал оказывать знаки внимания его брат Мориц. Но княжна передумала выходить за молодого симпатичного герцога — она считала, что непременно должна последовать за мужем в его страну, а Мориц готов был остаться в России.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector